Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
18:42 

Это прекрасно

YumeJapanes
Хочешь - танцуй(с)
Я хотеть продолжения! Это все же "мой" фик!!! >____<
Минуоки, ты издеваешься, воистину
28.04.2012 в 14:39
Пишет Minuoki:

Фандом: Mozart, l'opéra rock\Моцарт. Рок-опера
Название: если есть идеи - милости прошу!
Статус: в процессе
Жанр:комедия положений
Рейтинг: PG
Саммари: Однажды Микеланджело опаздывает на выступление...
Посвящение: Yumehitoch

Солнце уже потянулось своими золотистыми лучами к краю горизонта, заливая небо новыми оранжево-розовыми красками. Комната озарилась золотым светом и игриво щекотала пятки, выглядывающие из-под плотного одеяла. Остальные части тела обладателя пятки были хорошо спрятаны от надоедливого дневного света, дабы подарить несколько прекрасных часов сна.
Одеяло, к слову, хорошо защищало не только от солнца, но и от звуков, поэтому Микеланджело не сразу услышал звонок телефона на тумбочке. Точнее звонка он так и не услышал. Лишь громкий звук удара телефона, волей вибрации добравшегося до края, о металлическую ручку шкафчика, заставил мужчину распахнуть глаза.
Откинув край одеяла и широко зевнув, он подобрал телефон с пола, где тот уже проделал небольшой путь.
"Дов" - высветил голубой экранчик.
Микеланджело бросил взгляд на часы и тут же подскочил, схватившись свободной рукой за голову и нашептывая себе под нос итальянские ругательства.
- ...я клянусь, убью его, когда он придет, - услышал он конец фразы.
- Дов?
- Локонте! Где тебя черти носят?! - я нескрываемой яростью крикнул мужчина на другом конце, - Занавес поднимается через 15 минут, если ты...
- Дов, Дов, - пытаясь дозваться своего собеседника, он повторил его имя несколько раз, - Боюсь, я не успею добраться до сцены за 15 минут.
Дов Аттья, привыкший к выходкам своих подопечных, уже выработал в себе привычку быстро отметать эмоции и искать практическое решение возникшей проблемы. Он сменил тон и уже спокойным, но все же не без ноток раздражения, голосом спросил:
- Сколько тебе нужно времени?
- Минут 40, - прижав плечом к щеке трубку, мужчина натянул на себя джинсы, - если не будет пробок.
- Езжай на метро, я задержу занавес.
- Как? - с любопытством спросил Микеланджело.
- Заставлю Мервана жонглировать, если придется, - без тени улыбки ответил Дов, - Микеле, - он замолчал на несколько минут, а потом, тяжело выдохнув, произнес, - Бегу уже давай.
До ближайшей станции метро - пятнадцать минут пешком. Пять - если бежать. Семь - если остановиться на светофоре.
Переход на фиолетовую линию был закрыт, поэтому пришлось проехать еще две дополнительные станции и перейти на желтую линию. Микеланджело потребовалось некоторое время, чтобы понять, что второпях он сел на поезд, который движется в сторону противополужную конечной точки назначения. Вконец отчаявшись разобраться в запутанных линиях метро, мужчина поднялся на поверхность и взглянул на часы - осталось 3 минуты до назначенной встречи.
Телефон, будто бы заметил, что на него обратили внимание и разразился мелодичным перепевом в ответ. Взъерошив волосы, он сделал несколько шагов в сторону дороги и вскинул руку, чтобы привлечь внимание проезжающих мимо автомобилей, прежде, чем нажать на кнопку ответа:
- Прости, Дов.
- Где ты? - шипящий голос сразу выдавал настроение начальника.
- Если честно, понятия не имею. Я заблудился в метро.
Небольшой компактный пежо с белой пластмассовой коробкой на крыше как раз остановился в нескольких сантиметрах от заплутавшего актера.
- Я взял такси, - сказал он, садясь на заднее сиденье автомобиля, а потом обратился к водителю, - Берси, пожалуйста. Заплачу в два раза больше, если довезешь в два раза быстрее.
- Быстрее, чем через полчаса не получится, - ответил темнокожий седой мужчина.
- Полчаса! – сорвавшись, крикнул Дов в трубку так, что Микеланджело от неожиданности выронил телефон.
- Клянусь, я через полчаса я точно буду! - прокричал он куда-то под ноги, куда упал мобильный.
"И надо было Нуно заболеть именно на этой неделе", - с досадой подумал Микеланджело Локонте, пока яркие огни Парижа проносились за окном.

***

В тот же самый момент та же самая мысль посетила и Дова, и всех собравшихся вокруг него актеров, разодетых и раскрашенных в пух и прах. Один только Флоран без дела расхаживал по гримерке и со странной улыбкой примерял на себя костюмы, приготовленные для дублеров и злополучного же Моцарта.
- А я знал, что рано или поздно такое произойдет, - в голосе темноволосого мужчины угадывались истеричные нотки, - И что теперь?
- Остается ждать, - Солаль раздраженно развел руками и его кружевные рукава взлетели вверх, напоминая крылья маленькой птички.
- Мы не можем ждать так долго. Публика разойдется, а завтра в газете появится какой-нибудь "веселенький" отзыв, - мужчина в шароварах и широкой рубахе уперся взглядом в Дова, как будто тот мог по волшебству переместить проклятого Локонте в театр за пару секунд.
- Мерван прав, - подытожил Дов.
- И что мы будем делать? Петь за него? - Флоран ухмыльнулся и, драматично вскинув руки, воскликнул, - Вольфган Амадей Моцарт!
Он поклонился и, плохо скрывая улыбку, запел:
- Tatoue-moi sur tes seins Fais-le du bout de mes levre...
Артисты вокруг смеялись, а Мот на потребу публики в танце натянул на себя что-то достаточно блестящее для Моцарта, продолжая песню. Дов пару минут наблюдал за происходящим, позволяя закончить показательное выступление, а затем строго произнес.
- Отлично, Фло. Выходишь через 12 минут.
В гримерке установилась тишина подобная той, что устанавливается в ущельях, где не ступала нога человека и животного. Артисты смотрели на своего начальника и тужились понять, шутит он или нет. Кто-то улыбался, решив, что шутка удалась, но большинство смотрели серьезно и почти испуганно.
- Отличная шутка, - первым засмеялся виновник этого шоу.
- А я не шучу. Твой выход через 12 минут, - мужчина повернулся к двери, где стоял рабочий сцены, и сказал ему, - Давай звонок. Через 10 минут начинаем. Гримера сюда.
- Но, Дов! - Флоран не мог подобрать слов, чтобы остановить процесс или в крайнем случае описать весь тот ужас, свалившийся на него.
- Так, все по местам, - скомандовал главарь этой шайки, и все засеменили на сцену.
Две девушки подскочили к обескураженному таким поворотом событий Флорану и принялись накладывать грим.
- Что делать с бородой? - спросила одна.
- Успеешь - брей, - ответил Аттья.
- Какого дьявола, Дов! - верещал Фло, пытаясь вырваться из рук проворных гримерш.
- Ты знаешь все его слова. Да что там! Ты знаешь весь мюзикл наизусть. Я скажу музыкантам играть немного ниже - все будет отлично, - он похлопал его по блестящему пиджаку, - Костюмчик-то ты уже одел.
- А кто будет играть Сальери? - в последней попытке спасти бороду воскликнул Мот.
- Переоденем Мервана.
Лезвие проскользило по светлой коже молодого мужчины, и аккуратная бородка была уничтожена.
- Я убью тебя, Микеланджело Локонте, - пробубнил Флоран.


*** АКТ I ***

Занавес поднялся. Флоран услышал аплодисменты публики и закрыл глаза. Его губы шевелились, повторяя строчки молитвы. Мимо него туда-сюда сновали танцовщицы, готовясь к выходу. Мужчина открыл глаза как раз в тот момент, когда Дов проходил мимо него.
- Дов, - он схватил продюсера за плечо и в отчаянии зашептал, - Прошу тебя одумайся! Какой из меня Моцарт! Давай дождемся Микеле.
Над залом пронеслись первые аккорды "Penser L'Impossible".

- Уже поздно, - Дов похлопал молодого мужчину по плечу и с трудом вырвал из его хватки пиджак, - Девочки, - обратился он к танцовщицам вокруг него, среди которых затесался и один мужчина, - Держите его крепче и тащите на сцену.
Та "девочка", что была совсем не девочка, ни в одном из употребляемых смыслах этого слова, покрепче ухватилась за запястье нового "Моцарта", а через несколько секунд с силой потащила за собой его и всю группу девиц вокруг.
Флоран замер. Ноги передвигались по сцене будто бы сами по себе, отдельно от тела. Зал проплыл перед глазами сначала куда-то вправо, потом влево, и вдруг остановился. Флоран обвел взлядом зрителей - едва ли он мог что-то различить в контрасте бьющего в его глаза света и темноты за ним. На мгновение ему показалось, что зал и оркестр замерли в безмолвии, слишком шокированные его появлением на месте Микеланджело.
- Кхм-кхм, - "девчонка" ткнул его локтем, и этот жест будто бы привел мужчину в чувство.
Флоран изящно изогнулся в поклоне, а затем вскинул руки вверх и воскликнул:
- Вольфган Амадей Моцарт! К вашим услугам!

"Penser l'Impossible avant tout"

Девушки подхватили его под руки и под пение Солаля и Маэвы они сделали несколько шагов влево.

"Brûler nos prisons dorées"

Все вместе они развернулись и проделали тот же путь обратно.

"Oser l'utopie jusqu'au bout"

Еще раз влево.

"Seuls les fous nous ont fait avancer"

Девушки закружились, все ближе подбираясь к телу мужчины, и остановились, прижав руки к его груди. Флоран был готов поклястся, что одна из девиц положила свою ладонь значительно ниже и куда более близко к ногам. Он вымученно улыбнулся, вспоминая свое следующее действие, когда одна из девиц ухватила его за лацканы пиджака и прижалась к его губам. Не успел он отойти от шока первого поцелуя, как остальные одна за другой, включая переодетого парня, сами поцеловали испуганного актера. Последним подошел мужчина в форме, нарочито вытер губы и проделал то же, что и остальные.
В этот раз Маэве не пришлось притворяться, она смеялась от души, едва удерживая смех в рамках сценария. "Отец" с "матерью" тоже не смогли сдержать улыбки.
Еще несколько аккордов дали Флорану время восстановить душевное равновесие после столь фривольного поведения и интимного для него происшествия. Благо, когда музыка закончилась, зал разразился апплодисментами. Мужчина ощутил прилив уверенности, изобразил реверанс и обратился лицом к "Коллоредо", чтобы выслушать его скрипучую речь.
- Папа, у меня нет выбора! Я должен уезжать! - заканчивая каждое предложение резким выдохом, «Моцарт» обратился к отцу.
- Уезжать? Но это невозможно! Коллоредо отказал мне в отпуске...
- Они отлично держатся, - с долей облегчения шепнул Дов стоящей рядом Мелиссе.
- Не могу поверить, что это происходит, - сказала та, закрывая рот рукой, чтобы сдержать смех.
- И проходит отлично. Хотя, мне одному кажется, что Фло пытается изобразить не столько Моцарта, сколько Микеле?
- Нет, - хихикнула девушка, - По-моему, если он еще чуть-чуть разойдется, он начнет бросаться на каждую юбку, - они вдвоем негромко засмеялись, но за звуками оркестра их все равно бы никто не услышал.
- Или брюки. Микеланджело не брезгует ни теми, ни другими, - через некоторое время добавил Дов, а потом отодвинул штору и, приглашая даму пройти, произнес, - Ваш выход, мадам.

***

Дорога заняла больше, чем обещал водитель. Микеланджело рассержено бросил ему деньги и выскочил из автомобиля. Было уже совсем темно. Мужчина проскочил к черному ходу, зашел внутрь и замер.
Первый акт был в самом разгаре. Музыка и голос Солаля - это определенно "J'Accuse Mon Père". Мужчина прошел внутрь по коридорам, где суетились полуголые танцовщицы.
- Кто на сцене? - спрашивал он у встречных, но те лишь смеялись и отводили глаза.
- А-а, Микеланджело! - с улыбкой протянул Ямин выглянувший из своей гримерки, - Где ты пропадал! Ты пропустил такое шоу!
- Совсем пропустил? - удивился Микеланджело, - По-моему, шоу в самом разгаре. Кто на сцене? Нуно оказался рядом?
Ямин сделал драматическую паузу, при этом загадочно улыбаясь и глядя на взъерошенного итальянца с хитрым прищуром, и, наконец, ответил:
- Нет, но тебе стоит посмотреть, какую замену тебе нашел Дов.
Микеланджело стащил с себя сумку и, всучив ее в надежные руки Ямина, перебежками направился к тому месту за кулисами, откуда можно было разглядеть сцену. В нескольких шагах он остановился, заметив сурового продюсера, и попытался улизнуть прежде, чем тот заметит. Но его слова, донесшиеся со сцены непривычным, но до боли знакомым голосом заставили его перебороть страх перед Довом, и он приблизился к сцене.
С первого взгляда он не признал этого высокого темноволосого, гладко выбритого "Вольфгана", прыгающего по сцене с удивительной для его конституции легкостью.
- Кто, черт побери... - мужчина запнулся, медленно осознавая, что происходит на сцене.
- Микеланджело? - Дов прищурился, чтобы разглядеть его, и через секунду увидел лицо своего ведущего актера, - А-а, нравится?
- Как это вообще возможно? - с ревностью глядя на Флорана, прошипел он.
- И не такое возможно в непредвиденных ситуациях. Таких, например, какую ты нам устроил сегодня.
- Так нельзя! Зови его обратно, я выйду на сцену!
- Нет, - отрезал Дов, - у тебя ни грима, ни костюма. Тем более, зрители не поймут, если мы заменим Моцарта посреди шоу.
- Я надеюсь, это единичный случай, - не унимался итальянец.
Аттья развернулся к актеру. Его обычно добродушное выражение сменилось суровой гримасой так, что Микеланджело почувствовал себя учеником младшей школы, отвечающим перед строгим учителем за проделанную выходку. Это, собственно, соответствовало моменту.
- Я тоже надеюсь, что это единичный случай. Если бы не твоя безответственность, ничего бы не случилось. А теперь можешь идти домой, завтра чтобы был на репетиции!
Мужчина нечего не ответил и быстрым шагом направился в гримерку, где оставил свою сумку.
- О, Микеле! - Клэр, не дожидаясь ответа, повисла на шее своего сценического мужа и крепко прижалась губами к щеке, оставив там яркий розовый отпечаток своей помады, - Ну вот, теперь ты готов выйти на сцену.
Девушка звонко рассмеялась, отчего мужчине сразу стало легче. Он улыбнулся и игриво произнес:
- Ну как тебе твой новый партнер?
- Очарователен! Бесподобен! - она снова засмеялась.
- Аккуратнее, я буду ревновать, - он улыбнулся.
Они вместе зашли в гримерку. Среди тонн разноцветных тряпок, разбросанных по маленькой комнатке, едва ли можно было найти мебель. Микеланджело оглянулся в поисках своей сумки, но, не обнаружив и намека на ее присутствие, бессильно опустился в кресло. Он протер глаза, желая убедиться, что это не сон, но это не помогло. Микеланджело рассмеялся:
- Черт, он сбрил бороду!
- Ага, ты бы видел его глаза, когда Элиза провела бритвой первый раз! Ну, точно щеночек!
- Как Дов его уговорил?
- Ты же знаешь Фло - он просто не мог отказать. Вопил что-то, Роза утверждает, что он плакал.
- Фло? Глупости! Мужчины не плачут! - Микеланджело уже отошел от шока и решил, что пришло время встать на защиту своего друга.
- Может быть, - Клэр улыбнулась, - Досмотришь выступление?
- Пропустить такое шоу?! - итальянец вскочил на ноги и начал быстро стаскивать с себя домашнюю одежду, на ходу пытаясь найти что-то на замену, - Ну уж нет! Я буду в центре этого события!
Перебрав половину гардероба, он вышел из-за стойки с нарядами, одетый в строгий черный костюм.
- То, что надо, - сказал он своему отражению, пока девушка с интересом наблюдала за ходом его мыслей.
- Сядь, - приказала она, и мужчина тут же опустился на стул перед зеркалом.
Вооружившись расческой и доброй порцией геля для волос, женщина с трудом уложила непослушные волосы Микеланджело в стройные ряды на его голове.
- Все готово, господин Сальери, - заговорщически произнесла она и направилась к выходу.
- Ты куда?
- Предупрежу Мервана и оркестр.
- А Дов?
- Сделаем ему сюрприз, - Клэр приложила ладонь к губам и послала воздушный поцелуй новоиспеченному "Антонио Сальери".

*** АКТ II ***

Зал притих. Не сразу, а плавно уменьшая количество рук, хлопающих в ладоши, вместе с затухающей мелодией. Свет совсем потух, оставив лишь две одинокие фигуры в островках желтого сияния. Флоран, абсолютно расслабившийся после первого акта, все больше походил на предыдущего Моцарта в своей манере. Его руки то и дело плясали в воздухе, описывая невероятные фигуры, пока он говорил свой текст:
- Да, Папа. В Вену, я наконец-то буду жить среди музыкантов, играть в высшем обществе, сочинять для князей.
- Нет, Вольфганг, ты едешь не для своего удовольствия, а сопровождать Коллоредо на коронацию нового императора, не забывай про это! И будь счастлив ему служить.
- Но отец... Вена - это мой новый шанс!
Дов улыбнулся, предчувствуя триумф сегодняшнего вечера. Да, едва ли это выступление можно назвать лучшим из всех, но знай зрители, с какими трудностями столкнулся сегодня продюсер, они бы по достоинству оценили усилия труппы и его идею.
- Мерван? - глаза Дова расширились, когда он увидел приближающегося к нему клоуна, - Мерван, что ты здесь делаешь?! В таком виде!
- Сейчас мой выход, - с растерянным видом, ответил мужчина с белой краской на лице.
- Черт побери! А кто, по-твоему, будет играть Сальери? - Дов прорычал это достаточно громко, чтобы Солаль и Флоран обеспокоенно покосились за кулисы.
- Ничего не понимаю, Клэр сказала…
- Что тебе наговорила Клер?! Где она?
Дов быстро вышел со сцены в заднюю часть театра, где располагались гримерки, проталкиваясь через толпу разодетых в псевдо викторианские костюмы танцоров. Ямин накладывал последние штрихи своего безупречного макияжа - еще бы господин Розенберг не мог себе позволить изъяна.
- Где Клер? - лицо продюсера раскраснелось и не предвещало ничего хорошего.
Но Ямин с присущей лишь Розенбергу драматичностью закатил глаза и, томно растягивая слова, ответил:
- Мадмуазель Констанция сопровождает месье Антонио на пути к сцене. Она просила передать, чтоб его величество Аттья не изводил себя напрасными переживаниями и присоединился к просмотру.
Мужчина побледнел. Цвет его кожи почти сравнялся с цветом грима актера. Он приложил руку к груди, ожидая, что его вот-вот хватит удар, и стоял так, пока где-то вдалеке играли последние аккорды "Comédie Tragédie".
- Хватит! - донесся чуть визгливый крик "Моцарта".
Затем еще пара строк, которые отсюда было не услышать - Дов знал их наизусть, он сам написал их - и снова песня. Последняя песня, после которой должно было случиться нечто, что выходило за пределы фантазии, уставшего от выходок его труппы продюсера.

- Ну, что? Идем? - Ямин растянул свои нарисованные бордовые губы в улыбке и похлопал мужчину по плечу.
Дов на ватных ногах последовал за актером к сцене. Они подошли к кулисам как раз в тот момент, когда Флоран пел последний куплет.
- Ну, я побежал, - сказал актер прежде, чем повернуть и скрыться в противоположной части сцены.
Зал утонул в аплодисментах. Танцоры выбегали со сцены, едва не сбивая с ног растерянного мужчину.
- Дов! Дов, ты видел? - с восторгом подбежал к нему Флоран, - По-моему, отлично вышло!
- Еще не конец, - ответил тот.
- Да, но большая часть уже позади.
- Боюсь, все только начинается.
Флоран растерялся, не имея ни малейшего представления, о чем ему толкует начальник.
- О чем ты? - спросил он.
- Сейчас увидим, - Дов отодвинул мужчину и подошел к самому краю сцены, чтобы разглядеть едва не смеющуюся физиономию у другого конца сцены, - Черт меня побери...
- Господин Штефани! Опера на немецком - это абсурд! - со знанием дела рассуждал "месье Розенберг".
Рядом с ним плелся этот самый "господин Штефани", а впереди вымеряя каждый шаг, с высоко поднятой "лакированной" головой, вышагивал Микеланджело, с высоким профессионализмом сдерживая улыбку. На протяжении всего того болтливого действа происходящего между двумя другими персонажами, а затем и присоединившегося к ним "императора Австрии, он чванливо расхаживал по сцене. Но прежде, чем "Иосиф II" сказал: "Скажите, дорогой Сальери, что вы об этом думаете?", Микеланджело плавно повернул свое лицо к стоящей за кулисами парочке и, озорно подмигнув, резко развернулся и зашагал в сторону уже обратившегося к нему "императора".
- Взбалмошный юноша, - неестественным для себя бесцветным голосом произнес он, - Но бесконечно одаренный. Тем не менее, нельзя отрицать его юность и неопытность.
Всего пара строк, были произнесены. Остальные что-то еще говорили, но уголки губ Микеланджело дрогнули, предзнаменуя полноценную улыбку своего ловкого триумфа.
- Как вам? - с восторгом распростёр объятия он, выбегая за кулисы.
- О чем ты вообще думал! - строго сказал Аттья.
- Если он может так легко занять мое место, я с той же легкостью займу его! - с жаром набрасываясь на мужчину и заменяя по привычке некоторые слова на итальянские, ответил Микеланджело. - Тем более, зрители не поймут, если мы заменим Сальери посреди шоу, - успокоившись и улыбаясь, перефразировал он уже произнесенную своим боссом фразу.
Дов посмотрел на актеров: оба мужчины улыбались и с любопытством разглядывали новый облик друг друга.
- Делайте, что хотите, - махнул рукой он и, удалившись достаточно далеко от сцены, крикнул, - Хоть кто-нибудь сегодня играет свою роль?!
- Розенбееееерг, - сложив руки на груди и перебиваясь на смех, протянул Микеланджело.
- Отличный костюм, - Флоран похлопал его по спине, - Твой выход - я пошел.
Мотт подхватил приготовленный чемодан, расширил глаза в наивной растерянности и вывалился на сцену, спотыкаясь и размахивая руками.
- Идиот, я не так делаю, - смеясь, прошептал Микеланджело.


URL записи

@музыка: Cylia, Thierry Amiel - Rien Ne Se Finit

@настроение: ваааааааааааа

@темы: опять я нездоров..., друзийа, для меня<3, Mozart L'opera Rock

URL
Комментарии
2012-05-12 в 20:47 

Minuoki
the bitch is back
Даже закончить не дала >___<

2012-05-12 в 21:44 

YumeJapanes
Хочешь - танцуй(с)
Да! я не терпеливый и противный! а вообще вот - mozartofans.diary.ru/p176351063.htm?from=last&d...
Читай комплименты и быстра писать дальше и эпичней!

URL
2012-05-12 в 22:30 

Minuoki
the bitch is back
я люблю писать частями, когда уверена, что все одинаково прекрасно или если каждая следующая часть лучше предыдущей.
Но тут я не уверена, что смогу вытянуть. Поэтому мне будет сильно стыдно, если я скомкаю конец.

2012-05-12 в 23:52 

YumeJapanes
Хочешь - танцуй(с)
Т___________Т ты отказываешься?!Т________Т

URL
2012-05-13 в 00:05 

Minuoki
the bitch is back
я не отказываюсь, просто описываю тот "рай", в котором буду после этого жить)

2012-05-13 в 00:07 

YumeJapanes
Хочешь - танцуй(с)
так, во первых, ничо не испортишь, во вторых больше нытья чем дела! так что живо за творчество! а то от вас никакого вдохновения, и самой ничего не хочется делатьXD

URL
2012-05-13 в 00:12 

Minuoki
the bitch is back
я спать. я работала целых 3 дня, а отдыху мне только один( так что завтра только спать...

2012-05-13 в 00:15 

YumeJapanes
Хочешь - танцуй(с)
не ты одна, и не отходи от темы!!!111

URL
Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

White world

главная